Туризм как рынок

Еще в 1990 г. индустрия туризма СССР принимала и обслуживала около 50 млн туристов и более 300 млн экскурсантов. Слабым звеном туристского обслуживания в стране являлся инфраструктурный комплекс — транспорт, связь, питание, торговля, страхование и т. д. Вместо того, чтобы постепенно улучшать развитие туризма, была предпринята коренная его перестройка. В частности, был проведен «шоковый» вариант быстрого перехода к рыночной модели туризма. В результате более 10 тыс. туристских объектов социального туризма, обеспечивавших ранее услуги для широких слоев населения в России, фактически приостановили свою деятельность.

Проблема низкого уровня качества российского туризма из экономической превратилась в проблему социальную. Необходимо расширить социальную базу туризма, вернуть на туристских рынок тысячи предприятий социального туризма, что должно способствовать созданию новых рабочих мест и в конечном счете вывести страну из полосы затянувшегося кризиса в зону реформ. Такова цель нового социального проекта развития туризма.

Какие же здесь возможны средства? Чтобы ответить на этот вопрос, коротко укажем на некоторые фундаментальные социально-экономические основания туризма, без знания которых он будет не до конца понят.

Основание первое

В конечном счете турист потребляет услуги, а это значит, что именно он, а не производитель услуги должен переместиться в место ее производства. Действительно, невозможно переместить к туристу Черное или Средиземное море, Кремль или Версаль, Эрмитаж или Лувр. Разнообразие мира и интерес к нему — основные причины туризма. Это основание заставляет теоретиков туризма вполне определенно квалифицировать международный туризм как невидимый экспорт туристских услуг из одной страны в другую. Для многих стран туризм превратился в важную экспортную отрасль это всем известные Франция, Испания, Италия, Греция, Турция, но также и США, и Великобритания, и Германия. Все они применяют разнообразные экономические стимулы для защиты своих экспортирующих туристские услуги производителей отменяют или вводят минимальный налог на добавленную стоимость на туристские услуги, снижают долю транспортных издержек в суммарной стоимости потребления туристского продукта, упрощают таможенные и визовые формальности для того, чтобы привлечь как можно больше иностранных туристов. Понятно, что именно эти страны управляют международным туристским рынком. Трудно предположить, чем руководствовались разработчики Закона «Об основах туристской деятельности», когда распространили норму об отмене налога на добавленную стоимость на всю туристскую деятельность, но в итоге Россия заняла на мировом туристском рынке неподобающее ей место донора и вывозит в другие развитые страны по линии туризма многие миллиарды долларов, создавая там рабочие места, расширяя базу налогообложения, решая социальные проблемы тех стран.

В 1985 г. в СССР на 1 туриста, отправлявшегося за рубеж, приходилось 15 внутренних туристов. Это свидетельствовало о несбалансированности туристского рынка. В 1998 г. структура потока коренным образом изменилась, но лучше не стала. Сейчас в России на 10 выезжающих туристов — 1 внутренний. Для сбалансированного туристского рынка, свидетельствуют разработки Всемирной туристской организации, типична пропорция: 1 въездной — 1 выездной — 4 внутренних туриста. Эта структура является оптимальной, а значит, к ней и надо стремиться, в т. ч. принимая законы и регламентируя туристскую деятельность.

Чтобы изменить ситуацию, необходимо дифференцировать туристскую деятельность: поддерживать въездной туризм (в т. ч. отменой налога на добавленную стоимость и упрощением визовых и таможенных формальностей) и регулировать выездной туризм (в т. ч. повышением налога на добавленную стоимость, введением пошлины на выезд). Ведь для других стран наш выездной туризм — это «невидимый экспорт», а для нашей страны — ощутимый импорт.

Основание второе

Центральной фигурой на туристском рынке является туроператор. Именно он формирует тур, предлагая его на продажу, и тем самым загружает предприятия индустрии туризма — гостиницы, рестораны, музеи, национальные парки и т. п. Именно туроператор связывает производителя туристских услуг с потребителем: поставить в тур музей, заключить договор с гостиницей, выбрать ресторан, шоу — все это решает туроператор. Поэтому за туроператора идет борьба на туристском рынке.

Эту борьбу проиграли предприятия индустрии туризма в России. Отечественный туроператор теперь загружает не их, а зарубежные предприятия индустрии туризма. Почему? Достаточно просмотреть рекламу туров в каталогах ведущих туроператоров, чтобы убедиться, что пролет из Москвы до Анталии (Турция) и обратно обойдется дешевле, чем из Москвы до Сочи. Ладно бы на чужой авиалинии — родным «Аэрофлотом». Судя по стоимости туро-дня, в Тунисе, Турции, на Кипре, в Греции, Египте, Малайзии и Индонезии, а также в Испании, Франции и Италии туристские услуги не только не облагаются налогом на добавленную стоимость, но за ними стоят негосударственные корпоративные механизмы борьбы за клиента, на юридическом языке называемые пулом.

Когда одни конкуренты имеют такие преимущества перед другими — отечественными производителями туристских услуг, наше российское законодательство обязано по крайней мере уравнять шансы. Если вернем туроператора на отечественный рынок, значит, вернем в страну и туристов, и многие миллиарды долларов.

Для решения этой задачи необходимо сделать работу туроператора более выгодной на отечественном рынке, нежели на зарубежном. Например, только в этом случае туроператор может рассчитывать на снижение ставки налога на добавленную стоимость либо на получение некоторых корпоративных льгот, о которых скажем ниже.

Основание третье

Туризм относится к классу ресурсных отраслей. Это значит, что потребительская стоимость туристского продукта во многом определяется качеством рекреационных ресурсов. Итак, рента за качество ресурса, в нашем случае — туристская рента, которую осваивает производитель услуг не потому, что он больше и лучше работает, а потому, что ему повезло с местоположением и ресурсами.

Все едины во мнении, что с туристскими ресурсами России очень повезло — разнообразие и уникальность природных ландшафтов, великое культурное и духовное наследие, гостеприимство… В то же время рекреационные ресурсы страны не обустроены, слабо востребованы, к тому же и малодоступны для большей части населения.

Для решения этих проблем и целесообразно обратиться к механизму туристской ренты, которая имеет несколько составляющих. Ренту за качество рекреационного ресурса должен получить собственник ресурса и вложить ее целевым образом обратно в воспроизводство ресурса. Тем самым развивается ресурсный потенциал индустрии туризма. Такими собственниками выступают обычно субъекты Федерации и муниципалитеты. Но есть еще и составляющая по местоположению. Проведенные исследования (1973–1976 гг.) в рекреационной экспедиции Института географии РАН под руководством проф. В. С. Преображенского показали, что при схожих условиях отдыха москвичи-дачесъемщики готовы платить владельцу в 3–4 раза больше, если место отдыха расположено ближе к месту жительства. Американский экономист Дж. Крамптон доказал, что туристская рента может быть описана как гравитационный феномен, т. е. рента, получаемая от рекреационного ресурса, прямо пропорциональна его качеству и обратно пропорциональна квадрату расстояния до основных центров спроса на него. Это значит, что пространственная составляющая туристской ренты на порядок важнее ее качественной составляющей. Кто же должен получить эту часть ренты? Представляется, что если сложно определить собственника ресурса местоположения, то лучше ренту местоположения социализировать, т. е. ввести понятие социальной туристской ренты, которую и следует отдать на развитие и стимулирование социального туризма.

Читать далее